В качестве модератора планерного заседания выступил руководитель президиума экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Михаил Ремизов. Своими первыми словами он задал общий тон всей дискуссии:

— Крупные державы сознательно и планомерно проводили диверсификацию своей оборонной промышленности, которая стала  потом основой целого ряда ключевых отраслей экономики этих стран. Будем надеяться, что это получится и у нас.

Дмитрий Рогозин напомнил, что форум «Технопром» всегда опирался на возможности сибирской науки, фундаментальные исследования, которые в регионах СФО развиваются довольно успешно. Он пояснил, что нынешний форум связан не только с темой сотрудничества с Индией в области нового развития стратегических интересов между  странами. Это еще и работа, посвященная продвижению аддитивных технологий, которые являются визитной карточной шестого технологического уклада новой промышленной революции.

Далее зампредседателя правительства РФ рассказал о проблемах ОПК:

— Оборонно-промышленный комплекс России в значительной степени продолжает оставаться государственным и в силу своей специфики имеет барьеры, мешающие его развитию: систему ценообразования, модель финансирования, контроль лицензионных продуктов. И, конечно, ОПК ограничен психологией самих участников этого рынка, — сказал Дмитрий Рогозин. Он также напомнил о позитивных особенностях производства продукции  на предприятиях оборонно-промышленного комплекса: делать качественно, недорого, в неблагоприятных условиях, когда страна практически весь период своего существования в той или иной степени выдерживает натиск санкций и всевозможных искусственных ограничений.

рогозин.jpg

— Чтобы эффективно действовать на гражданских открытых рынках, нужно сблизить параметры корпоративной среды в оборонном секторе. Это задача чрезвычайно сложная, — отметил Дмитрий Рогозин и рассказал о способах решения проблемы. Военно-промышленную комиссию РФ уже несколько лет возглавляет лично президент РФ Владимир Путин. Комиссия решает вопрос, как сделать так, чтобы оборонный комплекс стал максимально эффективным с точки зрения гражданских отраслей экономики.  

— Мы изучаем международный опыт, — сказал Дмитрий Рогозин. – Например, довольно  эффективную конверсию американской промышленности. Она проводилась в период послевоенного времени (с конца 40-х годов XX века, — прим. ред.) и была завершена в 80-90 годы прошлого века. Большую поддержку оказала политика правительства США по стимулированию частных капиталовложений с помощью налоговых и других рычагов. По программе конверсии в США была создана правительственная комиссия, которая изучала процесс конверсии, определяя, какие направления наиболее конкурентоспособны. На основании такого аудита принимались дифференцированные решения по каждому крупному предприятию. Кроме того, была поставлена стратегическая цель расширения доступа военного ведомства к гражданскому сектору экономики. У нас же конверсия конца 80-х годов не увенчалась успехом. Более того, среди оборонщиков «конверсия» расшифровывалось довольно уничижительно, ближе к слову «диверсия». Почему?

Потому что на бумаге все было красиво, а в реальной практике не хватило времени и опыта.

По мнению зампредседателя правительства РФ, не меньший интерес представляет диверсификация китайского оборонного комплекса в 80-х годах прошлого века. В этой стране при каждом министерстве были созданы свои торгово-промышленные корпорации, через которые оборонные предприятия могли развивать свои гражданские производства. Предприятия Китая начали массово производить гражданские спутники, самолеты, суда и так далее. В результате, доля товаров гражданского назначения в Китае в валовом выражении в начале 21 века достигла 80%.

— Эти и подобные примеры говорят о том, что диверсификация оборонно-промышленного комплекса должна выстраиваться как дорога с двусторонним движением, — пояснил Дмитрий Рогозин. — То есть, предполагать не только движение военных поставщиков на гражданские рынки, но и встречное движение по организации производства продукции боевого назначения на гражданских негосударственных предприятиях.

В качестве положительного примера диверсификации зампредседателя правительства РФ привел компанию «Ижмаш», где приход стратегических мыслящих инвесторов открыл для предприятия ОПК новые перспективы. Здесь смогли модернизировать конструкторский потенциал и перевернуть представление о возможностях ОПК.  

— Одна из проблем диверсификации ОПК — банальное отсутствие информации друг о друге, разобщенность предприятий, — отметил Дмитрий Рогозин. — Это мешает нормальному информационному обмену и процессу импортозамещения. Преобладание импорта в закупках многих компаний зачастую является не следствием объективного превосходства западных технологий, а следствием инерции налаженных ранее связей. В этом плане важны две вещи: налаживание вертикальных связей в рамках промышленно-технологического сообщества, общение на площадках межотраслевого диалога, таких как «Технопром». И последовательная государственная политика по увязке  внутреннего спроса и внутреннего предложения.

Источник